из  Ермека  Тайчибекова

Наш опрос

Оцените мой сайт
Всего ответов: 50

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Flag Counter
Главная » 2017 » Декабрь » 19 » Право = Свобода = Власть.
19:41
Право = Свобода = Власть.
http://facebook.com
Ермек Тайчибеков создал опрос.
4 декабря в 9:42
Право = Свобода = Власть.
У меня аудитория русскоязычная и ориентирована в первую очередь к проживающим в территориальных границах моей Родины, Российской Империи времён 1913 года. Надеюсь, Вам будет интересно на досуге ознакомиться с тем, о чем я писал тогда в стол, еще в далёком 2005 году, лютыми, зимними вечерами, занимаясь параллельно пивоваренным бизнесом в Карагандинской области, в посёлке Осакаровка, иррационально расходуя 90% своего осознанного времени, сопротивляясь в правовом поле наплыву захватчиков-агрессоров на завод, в виде огромной массы государственных чиновников всех мастей в количестве 60 проверок моего бизнеса в год.
Размышления о разных сферах общественной жизни часто грешим соблазном давать советы непонятно кому. Гораздо более умные и сведущие, чем я, только за последние несколько лет сформулировали письменно много замечательных предложений о том, «как оно всё должно быть устроено», начиная от национальной системы образования и заканчивая отношениями с иностранными державами. Беда многих из этих предложений заключалась в неясности адресата, которому предназначаются благие пожелания. Такого большого количества талантливых исполнителей для реализации такого большого количества хороших идей женщины нашей матушки России должны нарожать, а мужчины моей Родины воспитать еще не успели. Давать безадресные советы как-то странно, но эта привычка все еще не изжита в интеллектуальных кругах. Считать, что какие то абстрактные государственные мужи или мифические общественные деятели воспримут и воплотят в реальность прекраснодушные идеи по улучшению нравов и правопорядка, есть, по существу, обыкновенная наивность. Грамотнее писать работу непосредственно для властителя, как это вполне было прилично когда то в средние века. У работы будет внятный смысл и жанр. Авторы подобных работ, правда, столкнутся с большой конкуренцией. Властитель имеет круг советников и соратников и не имеет возможности выслушать каждого своего подданного. Также целесообразность возрастает, если писать работу по узкой теме для узкого круга людей, в этой теме разбирающихся.
Подавляющее большинство занимающихся юриспруденцией граждан не занимаются правом.
Юристы не занимаются правом, а тратят свои усилия на изучение и дальнейшее применение отдельных технологий оформления интересов. Первая крупная группа юристов оформляет интересы государства, вторая – работает над корпоративными заказами, третья, преимущественно адвокаты и нотариусы – имеет дело с частным клиентом. Все три группы функционируют в рамках действующей правовой системы, не прилагая особых усилий для ее развития.
Правоведением, то есть изучением и теоретическим развитием реально в наши дни занимаются небольшая часть научно-преподавательского состава и отдельные гуманитарные специалисты. Сегодня абсолютно доминирует инструментальный подход к праву. Право рассматривается как отражение экономических или политических интересов, как инструмент их оформления. Соответственно, конфигурация правовой системы определяется экономикой или политикой. В этом истоки настоящей девальвации права. Мы, по сути, находимся между, считавшим право элементом надстройки, которая определяется базисом, то есть экономикой, и, объяснявшим право политикой и рассматривавшим его в качестве способа легитимации политического господства.
Говоря популярно, есть две важных и простых причины, по которым деятельность подавляющего большинства современных российских юристов малополезна для читателя, пожелавшего осмыслить использование права как фактора своей жизни, своей судьбы. Первая причина – отсутствие социального заказа. Вторая – привычка вносить занятия правоведением в число работ, которые можно отдать на аутсорсинг исполнителю. Для занятий юридической техникой и технологиями оформления интересов у юристов есть экономическое обоснование – за это им платят деньги. Существуют отношения: «заказчик – исполнитель». За занятия целостным правом никто платить не будет. Трудно представить заказчика, обращающегося к юристу с просьбой рассказать ему о естественных правах человека в ситуации, когда заказчик еще не сидит в тюрьме. Когда конкретный гражданин оказывается арестованным, он с удивлением обнаруживает, что уголовный кодекс жесток, что судить его будут не по справедливости, а плохому закону, что всячески могут унижать честь и достоинство.
Заранее, в состоянии свободы действий, гражданин по обыкновению не будет задаваться вопросами о том, как устроена правовая система страны, надо ли в ней что то срочно чинить. К примеру, по отношению к эксплуатации собственного автомобиля у обычного нормального человека есть понимание необходимости профилактики дорожно-транспортных происшествий. Автомобиль нужно заправить бензином, желательно хорошим, а не с низким октановым числом, нужно иногда проверять перед выездом качество работы многих систем: тормозов, свечей, сигнализации, уровня масла. Автомобиль как средство передвижения нужно мыть и чистить. До того, как выехать из гаража человек готов вложить в автомобиль немало денег. Правовую систему гражданин не собирается заранее мыть и чистить. Он не готов тратить средств на ее реконструкцию и развитие. Гражданин понятия не имеет, как перед использованием заправлять топливом правовую систему своей родины: все эти суды, парламенты, юристов. Необходимость платить деньги возникает только в конкретной кризисной ситуации и только конкретным юристам, судьям и парламентариям.
Расценки известны, их публикуют в газетах, данные 2003 года, указано в $: 
А) Прокуратура. Закрытие дела 15 350 тыс. Заведение дела по заказу 50 тыс. 
Б) МВД. Незаконное преследование (административное)от 500 Арест с подбрасыванием героина 10-30 тыс. Силовой захват офиса от 20 тыс. 
В) Арбитражный суд. Выиграть «мертвый» процесс 1-100 тыс. 
Г) Судебные приставы. Ускорение законного процесса 7% от стоимости иска. 
Д) Аппарат Правительства. Организация нужного постановления Правительства от 100 тыс. или 2% от стоимости вопроса. Сразу по памяти всплывает легендарный образ Касьянова М.М., с прозвищем «Мишка два процента». 
Е) Налоговая полиция. Организация проверки с обыском 10 50 тыс. 
С тех пор, кардинально ничего не изменилось, лишь тарифы только выросли. Они иллюстрируют именно то, чем занимаются юристы – технологиями оформления интересов. Наглядно видна высокая стоимость в кризисных ситуациях в жизни плохой правовой системы. Системы, в которой право не является содержательной ценностью и фактором, способным улучшать качество жизни.
Юристы – это профессия людей, конечно же, зарабатывающих деньги. Частными правами юристы без предоплаты заниматься не будут. Научными и философскими положениями, раскрывающими свойства и возможности права как сильного и действенного фактора в жизни людей, без социального заказа и без оплаты они тоже заниматься не будут.
Право – это не только сражение сильных и денежных перед лицом властителя или судьи в защите интересов, но и целая отрасль общественной жизни, сложное социальное образование, имеющее свою особую логику и природу, огромная сфера духовной жизни человека.
Право – это еще и принципиальная выработка правил дорожного, жизненного движения, а не только взятки государственным инспекторам при конкретных столкновениях. Разделение труда, идея профессионализма, необходимость узкой специализации для достижения какого-то жизненного успеха подталкивает любого к необходимости все больше и больше заниматься аутсорсингом, то есть передоверять за отдельную плату выполнение каких-то работ и дел сторонним структурам и индивидам. Но если идея делегирования каких-то функций на сторону еще уместна в деятельности крупной корпорации в индустриальном или информационном обществе, то в частной жизни эта же идея отдать какой-то элемент наших личных человеческих жизней стороннему исполнителю может выглядеть иногда просто комично.
Как в таком случае начинает выглядеть сознание современного нашего гражданина?
Лечить нас должны профессиональные врачи. Предоставлять азы образования нашим детям -- профессиональные педагоги. Защищать страну --- армия. Политикой занимаются политики, а правопорядком полиция. На всё можно найти исполнителя. Если нет материальной возможности нанять прислугу для ведения домашнего хозяйства, то промышленность давно предлагает механические средства облегчения труда – стиральные машины, посудомоечные комбайны.
Мы готовы делегировать сторонним исполнителям всё, что только попадёт в поле нашего зрения, покажется нам жизненной проблемой. Хорошо готовить еду должны уметь повара, слова составлять в предложения могут писатели, корректоры и редакторы. Даже переживать сложные чувства или интересные приключения предпочтительнее доверить актерам кино и театра, наблюдатель же в лучшем случае будет им сопереживать в зрительном зале.
Действительно, практика разделения общественного труда требует такого подхода. В современном индустриальном или информационном обществе остаётся весьма узкий круг исконно человеческих занятий, делегирование которых на сторону изначально обессмысливает всю человеческую жизнь.
Пить, есть, дышать, спать и умирать придётся самостоятельно.
Заниматься правом как неотъемлемым элементом жизни, правоведением, через которое осмысляются естественные права человека, тоже персонально. Занятия правом подобны занятиям философией. Можно попытаться не заниматься философией как образом жизни и эксплуатировать разработанное другими людьми-философами мировоззрения и мироощущения. Результатом этого будет несамостоятельность мышления, «объективный идиотизм» как философский термин, социальный статус «винтика в машине», не умеющего думать. Результат делегирования занятий философией стороннему исполнителю нередко приводит к тому, что на месте этого исполнителя оказывается не Платон или Кант, а уголовники Адольф Гитлер, Пол Пот это еще в лучшем случае, а обычно на их месте оказываются клептократы, которые тянут страну глубоко в пропасть, прикрываясь эгидой ложной демократии.
Можно попытаться в своей жизни не заниматься правотворчеством. Результатом этого будет отсутствие у Вас почти всех прав. Ибо никто эти права Вам навязать не сможет, поскольку навязать можно только обязанности.
Юристы не будут за Вас думать о Ваших правах. Они – технологи и исполнители. Юристы, адвокаты и даже правозащитники, приступая по заказу к работе над каким-то куском социальной реальности, часто просто переводят фактические сложившиеся отношения на юридический язык. Для этого они особое внимание уделяют приемам юридической техники оформительского характера.
Даже как социальный институт, право находится в нашем государстве в очень недоразвитом состоянии. Виноваты ли юристы? Конечно, нет. У юристов своя ответственность.
На рубеже веков по григорианскому календарю в России профессия юриста приобрела огромную и дурную популярность. Если в эпоху существования Советского Союза, к примеру, в городе Ленинград юристов готовил в основном соответствующий факультет ЛГУ имени Жданова Андрея Александровича, то в 90-е годы прошлого века, число таких вузов стало достигать двадцати. Количество дипломированных юристов в России стало расти в геометрической прогрессии, и достаточно быстро возник переизбыток кадров юристов в общенациональном масштабе. Переизбытку этому способствовала принципиальная невозможность экспорта размножающихся российских юристов ни как человеческого капитала, ни как суммы каких-то правовых технологий. Разница в правовых системах стран делает российского юриста продуктом исключительно для внутреннего употребления.
Юрист – не программист. На внутреннем же рынке труда юристов стало так много, что были нарушены базовые параметры распределения труда в реальной российской экономике. Возник огромный дефицит квалифицированных рабочих для промышленности и профицит, к примеру, неквалифицированных юристов, экономистов для сферы управления. Желающих управлять такими сложными подсистемами общества как государство, право, мораль, наука, искусство стало больше, а желающих быть управляемыми резко уменьшилось. Новые юридические кадры готовились, в основном, на коммерческой основе высшими учебными заведениями, которые не имели научных школ и большей частью решали проблемы отсрочки от службы в вооруженных силах для юношей и праздное времяпрепровождение до замужества для девушек. И как следствие этого – растущая безработица среди юристов. Такие оценки обоснованы хотя бы тем, что юриспруденция как отрасль, получив миллионы новых сотрудников, не смогла повлиять ни на развитие правовых начал в государственном управлении, ни на правосознание жителей страны.
Хорошие юристы и менеджеры перекупаются руководителями друг у друга, не успевая дойти до рынка. Но работодатели уже давно поняли, что для них бесполезны выпускники с университетскими дипломами, в которые вписаны упомянутые «специальности». Вузы не зависят от работодателей, живут на бюджетные деньги и средства родителей, которые в простоте своей свято веруют в слова, вписанные в государственные корочки. Система образования производит социальных инвалидов, снабжая их дипломами, которых почти никто не признает в России. У корпорации юристов России нет оснований для гордости. Очень мало качественных результатов своей деятельности юристы могут предъявить другим профессиональным корпорациям или обществу, если не считать некоторого количества новых российских законов, которые можно было импортировать меньшим количеством кадров. Будет прекрасно, если ведущие юристы страны смогут публично предъявить что то вроде отчета о достижениях за последние годы. Более вероятно, что вообще никакого отчета перед другими слоями общества от юридической общественности никто не дождётся...
Юристы признаются в своем бессилии. Законы попираются открыто, цинично и почти безнаказанно. Отсюда – презрительное отношение к закону как свойство обывательской натуры. На Конституцию у нас, мягко говоря, никто не молится, включая в том числе и первых лиц государства. Если она мешает, её игнорируют, в любое время меняют, надругаясь по собственному усмотрению. Бессилие же права не может породить позитивного отношения к нему, а вызывает лишь раздражение, недовольство и протест. Право как бы само по себе выступает причиной нигилизма.
Человек перестаёт ценить, уважать, почитать право, так как он не видит в нём своего надежного гаранта и опоры. Правовой нигилизм на всех этажах государственного здания и среди населения не знает пределов, потому и называется беспределом. Бороться с ним обычными методами малоэффективно и непродуктивно.
На что ушла энергия юристов за последние десятилетия? На отработку технологий защиты интересов вновь появившихся субъектов права. На обслуживание бизнеса. На создание или развитие каких-то правовых институтов вроде Конституционного Суда или нотариата. Выражаясь языком маркетинга, рынок права практически пуст.
Объективно есть нужда в новой концепции права, которая сможет решить хотя бы минимум насущных задач. Уровень ответственности юристов, сферы их ответственности – сложный вопрос. Если государство и бизнес используют юристов и право как прислугу, то кто задаст этой прислуге стержень ее ответственности?! Она сама?! Я прекрасно понимаю, что среди цеха юристов немало – возможно, 1 2% – людей, которые своим трудом вносят вклад в развитие права как целостного социального института, права как фактора жизни, права как содержательной ценности, права как элемента духовной жизни народа. И возможно, настало время провести жесткую терминологическую и социальную разницу между двумя профессиями – профессией юриста и профессией правоведа.
В ближайшее десятилетие в профессиональном цехе юристов произойдёт по законам выживания бизнеса концентрация заказов среди крупных юридических агентств, задачей которых будет стабильная норма прибыли, а смыслом работы станет защита — с помощью юридических техник в рамках действующего законодательства — интересов клиента. Эти серьезные профессионалы не будут нести ответственности за развитие правовой системы страны в целом, а тем более за возрождение частного права. Дипломы сотен тысяч юристов с низкой квалификацией будут обесценены, так как доходы они будут получать не от работы по специальности.
Ядро круга правоведов, можно предположить, составит часть научно-преподавательского состава из нынешнего цеха юристов, ряд новых правозащитников и представители разных кругов – бизнеса, политики, других гуманитарных сфер. Являясь разночинцами от права, они будут пытаться отстаивать необходимость существования права как полноценной самостоятельной сферы жизни для любого конкретного человека и для общества в целом. Заниматься юридической практикой (или практической юриспруденцией) предпочтительнее специалистам, получившим профессиональное высшее образование. Заниматься правом может любой неподготовленный человек. И тому есть две причины.
Первая причина – у нас нет социальных институтов, готовящих полноценных правоведов. Трудно признать большинство выпускников юридических факультетов правоведами. Сермяжной правдой будет вспомнить, что их преподаватели получали свое образование в советской юридической системе. Вторая причина – занятия правом, в том числе на примитивном теоретическом уровне, есть святая обязанность каждого гражданина.
Парадоксально, но управлять государством и заниматься правом – вещи необычайно несовместимые.
Занятия правоведением достойны того, чтобы они стали одним из стержней интеллектуальной и духовной жизни любого человека. Иммануил Кант как-то изрек: «Именно правовой материал, казалось бы, такой сухой, формалистичный оказывается выводит на обобщения высокого смыслового уровня, в конечном итоге – на понимание смысла и назначения права в жизни людей, постижение его сути как самого святого, что есть на земле».
Во включенном режиме право является той волшебной палочкой, которая конкретно меняет жизнь. Право является одним из ключевых факторов, меняющих человеческую жизнь. К числу таких существенных факторов относятся биологические программы человека, религиозные и нравственные убеждения и мировоззрение в целом, сила искусства, статус в обществе, доступ к информации и знаниям.
Экономическое положение человека является во многом производным от правового статуса.
Борьба за право – ведущая национальная идея, дело всех и каждого, самая суть нашего общегражданского дела. Жизнь моих соотечественников – во всей ее сложности и простоте – астрономически далека от участия в реализации национальных идей или от постижения сути общегражданских дел. Но право является фактором жизни, включение которого делает конкретную человеческую жизнь более достойной во всех ее проявлениях, от бытовых ежедневных забот до периодических посещений избирательных участков, от воспитания детей до общения с органами правопорядка и правосудия).
Изменилось ли, что-либо за истекшие 12 лет? 
Внешне, да. А концептуально, нет. 
Но всё лучшее нас ждёт впереди.
Тайчибеков Ермек 
Город Верный, Семиреченская губерния, Российская империя 03 декабря 2017
Просмотров: 270 | Добавил: kaya | Теги: Ермек, Город Верный | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Форма входа

Поиск

Календарь

«  Декабрь 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

Архив записей

Друзья сайта

  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Ermek